Эра атеизма (XIX-XXвв)

«богиня разума» и Великая Французская революция

В XVI веке Реформация, предлагая народу открыть Библию, пыталась проникнуть во все страны Европы. Некоторые государства с радостью приветствовали ее как желанную небесную вестницу. Там же, где папству удалось воспрепятствовать ее влиянию, возвышенный свет библейской истины не получил почти никакого распространения. Францию озарил свет истины, но тьма не отступила перед ним. В течение целых столетий шло противоборство этих двух сил. Наконец восторжествовало зло, и небесная истина была отвергнута. «Суд же состоит в том, что свет пришел в мир, но люди более возлюбили тьму, нежели свет» (Ин. 3:19).

Война против Библии во Франции, длившаяся на протяжении целых столетий, достигла наивысшей точки во время революции. Такой страшный взрыв явился неизбежным последствием запрещения Римом Священного Писания.

Библейское пророчество (Откр. 11:2-11) с поразительной точностью исполнилось в истории Франции. Во время революции 1793 года Франция — единственная страна в мире, которая, согласно достоверным источникам, открыто восстала против Творца Вселенной. Хотя в Англии, Германии, Испании и в других странах было и есть множество неверующих и богохульников, но Франция — единственное в мировой истории государство, которое специальным указом своего законодательного собрания объявило о том, что Бога нет. И в столице, и по всей стране люди пели и танцевали, радуясь этому решению».

Прошло совсем немного времени после того, как Франция отказалась служить Живому Богу, и страна докатилась до самого низкопробного идолослужения, поклоняясь богине Разума в лице некой развратной женщины. И все это совершали наивысшие круги светской и законодательной власти перед представителями нации! Историк говорит: «Одна из церемоний того сумасшедшего времени остается непревзойденной по своей нелепости и безбожию. Двери конвента распахнулись перед торжественной процессией: члены муниципалитета шли в сопровождении музыкантов, распевая гимн во славу свободы. В центре собравшихся была женщина, закутанная в покрывало, — символ их будущего поклонения, они называли ее богиней Разума. Ее подвели к членам конвента, с большой торжественностью сняли с нее покрывало и усадили по правую руку от председателя — все без труда узнали в ней танцовщицу из оперы. … И этой особе, которая как нельзя лучше изображала собой тот разум, которому они поклонялись, национальный конвент Франции публично воздавал почести.

Когда богиню Разума привели в конвент, главный распорядитель взял ее за руку и, обращаясь к собранию, сказал: «Смертные! Перестаньте трепетать перед бессильными громами Бога, которыми пугали Вас. С этого момента нет у вас никакого божества, кроме Разума. Я представляю вам его благороднейший и чистейший образец; если вам нужны кумиры, приносите жертвы только подобным этому. Падите перед августейшим Сенатом Свободы. О, покрывало Разума!»

После этого богиня, обнявшись с председателем, села в великолепно украшенный экипаж и в сопровождении огромнейшей толпы направилась в собор Нотр Дам, чтобы занять место божества. И там, в алтаре, она принимала знаки поклонения от всех присутствующих».

Вскоре последовало публичное сожжение Библии. Однажды члены Народного общества музеев вошли в зал муниципалитета, восклицая: «Да здравствует Разум!» На высоком шесте они несли обгоревшие книги. Среди других церковных изданий были Ветхий и Новый Заветы, которые, как сказал председатель, «искупили в великом огне все те безрассудства, которые они заставляли совершать человечество».

Варфоломеевская ночь

Тягчайшим преступлением, самым страшным из всех совершенных в те мрачные столетия зверств стала Варфоломеевская ночь. Мир и сегодня с содроганием вспоминает об этом трусливом и жестоком нападении. Король Франции, уступая требованию римских священников и прелатов, дал согласие на изуверское истребление инаковерующих. Колокольный полночный звон стал сигналом к началу резни. Тысячи протестантов мирно спали в своих домах, полагая, что находятся под покровительством короля. Их выволакивали на улицу и хладнокровно убивали.

Резня в Париже продолжалась целую неделю, причем первые три дня отличались особой, непостижимой свирепостью. Кровопролитие не ограничилось стенами Парижа, особым указом короля избиение протестантов происходило во всех провинциях и городах. Ни возраст, ни пол не имели никакого значения. И невинного младенца, и убеленного сединами старца постигала одинаковая участь. Знатный и простолюдин, старый и юный, мать и дитя гибли вместе. В течении двух месяцев продолжалась эта резня во всей Франции. Было уничтожено 70 тысяч человек — цвет нации.

Когда Рим узнал о происшедшей резне, радость духовенства была беспредельной. Вестнику, прибывшему с этим сообщением, кардинал Лорренский вручил награду в тысячу крон, пушка города св. Анжело громовыми залпами приветствовала это событие. На каждой колокольне звонили колокола; костры превратили ночь в день; Григорий XIII в сопровождении кардиналов и других духовных сановников посетил собор св. Людовика, где кардинал Лорренский пел: Тебе, Господи… Для увековечивания этого побоища отчеканили медаль, и в Ватикане до сих пор еще хранятся три фрески Вазари, где изображены нападение на адмирала-гугенота, король, обсуждающий со своими советниками предстоящую резню, и сама резня.

Все было так, как задумал сатана. Этого он добивался целые века. Его политика — это обман от начала и до конца. Его неизменная цель — принести людям страдание и горе, обезобразить и извратить творение Божье; исказить Божественное благоволение и любовь, и тем самым причинить скорбь всему Небу. Сатана искусно превращает людей в слепцов, выставляя Господа виновником всего происходящего, заставляя думать, что все несчастья являются результатом плана Творца. И когда развращенные и доведенные им до звероподобного состояния люди освобождаются от Бога, тогда он толкает их на крайнюю жестокость. А затем разнузданный порок преподносится тиранами и угнетателями как результат свободы.

Когда разоблачается ложь, прикрытая какими-то одеяниями, сатана всего лишь облекает ее в другие, и люди принимают ее так же охотно, как и прежде. Когда народ понял, что папство — это обман, и сатана не мог уже таким путем заставлять людей нарушать закон Божий, он принудил их считать всякую религию обманом, а Библию — басней. Отбросив Божественные уставы, они погрузились в безграничное нечестие.

Научная революция

В XIX веке произошла еще одна научная революция. До 1800 года большая часть людей верила, что мир был сотворен за неделю около 4004 г. до Р.Х. и с тех пор особо не изменился. Астрономия и физика оторвались от традиционных верований, но революция в геологии и биологии тогда еще только начиналась, разгорались горячие споры вокруг вопроса о сотворении мира. Определенные концепции, как концепция о постоянстве видов, считались в биологии догмами. Теперь же их пришлось пересматривать исходя из новых взглядов, основанных на теории вероятности и научно-техническом прогрессе. Тут и появился Чарльз Дарвин.

После Ньютона новое мировоззрение из астрономии и физики перекочевало в другие науки. В XVIII веке природу считали «машиной, живущей по своим законам», самодостаточной и безликой. Механицизм превратился в популярнейшую философию, распространив научный метод объяснения природных явлений на всю природу без всяких исключений.

Многие сменили христианский теизм на деизм, отрицавший библейское откровение и все свое богословие черпавший из природы. Согласно этому взгляду, «божественный часовщик» создал вселенную, которая теперь «работает» сама по себе. Аргументы в пользу существования Бога строились, в основном, на строгой упорядоченности природы, наличии разумного замысла, стоящего за творением, свидетельствах о наличии единой схемы и цели в природе, наличии «пробелов″ в научных теориях. Создается впечатление, что библейский Бог уже не нужен миру, в котором наука вроде бы дает ответы на все жизненные вопросы.

Теория эволюции

Мысли об эволюции органического мира высказывали еще древнегреческие философы. Анаксимандр (611-547 г. до Р.Х.) предполагал, что жизнь самопроизвольно возникла из «первобытных» флюидов. Аристотель (384-322 гг. до Р.Х.) верил, что все вещи стремятся к совершенству, отчего окружающий мир постоянно становится лучше. Но эти идеи так и остались в зачаточном состоянии, не получив широкого признания.

Вплоть до начала XIX века в геологии преобладала теория катастроф. Согласно этой теории, Земля пережила целый ряд катаклизмов, позднейший из которых — потоп времен Ноя. Считалось, что каждая катастрофа уничтожала большую часть живых существ, останки которых находят в геологических пластах, образовавшихся в это время. Потом Бог создавал новые виды.

Но господство теории катастроф (катастрофизма) не было долговечным. В 1788 году геолог Джеймс Хаттон опубликовал книгу «Теория Земли», в которой утверждал, что историю земли нужно толковать в свете уже известных науке процессов. Его теория получила название униформизм009 и стала считаться разгадкой всех тайн прошлого. Чарльз Лайель представил данные, свидетельствующие, что действующие ныне в рамках природных законов процессы совершенно не изменились по сравнению с прошлыми временами. Его труд «Основы геологии» (1830-1833 гг.) ознаменовал рождение современной науки о земле. Основываясь на непрерывности и неизменности развития неорганических форм, Лайель пришел к выводу, что происхождение новых видов могло оказаться «естественным процессом, а вовсе не чудом». Описанный им столь длительный процесс естественного возникновения видов оказал решающее влияние на Дарвина.

Но униформистский подход вовсе не отрицал религию. Новая геология не поколебала положений биологической теории о постоянстве видов. Когда французские натуралисты Бюффон и Ламарк выдвинули гипотезу об изменчивости видов под влиянием условий среды, сначала лишь немногие ученые приняли ее. Тем не менее, их идеи подготовили почву, в которую бросил свое зерно Дарвин, разработав действенный механизм изменчивости видов.

Вера в постоянство биологических форм, которая так долго господствовала в западном мире, имела два источника: 1) учение Аристотеля, что живые существа являются воплощениями извечных форм (неизменных сущностей). Первичное объяснение строения организма давали на основании его «окончательной цели» (назначения), а поиску «движущей причины» (механизма его функционирования) особого значения не придавали, 2) толкования книги Бытия строились на том, что все виды существуют сегодня именно в том виде, в котором их создал Бог.

Чарльз Дарвин

В 1832 году Чарльз Дарвин отправился в путешествие на корабле «Бигль» в качестве натуралиста. За пять лет он объехал весь земной шар. В Южной Америке он прочитал второй том «Основ геологии» Лайеля. Униформистская открытость автора по отношению к гипотезе естественного происхождения видов, видимо, не давала Дарвину покоя, когда он изучал малейшие видовые изменения, особенно среди вьюрков на Галапагосских островах.

В общих чертах дарвиновская теория сформировалась уже к 1844 году, но, чтобы довести ее до совершенства, ему понадобилось еще 15 лет. В 1859 году он напечатал книгу «Происхождение видов путем естественного отбора». К этому времени он уже 25 лет собирал научные факты и наблюдал за видами.

Дарвин не первый предложил идею эволюции, но первым представил данные наблюдений в подтверждение возможных механизмов эволюции, а также выдвинул гипотезу о естественном отборе. Его работа — пример научного метода, сочетающего в себе наблюдения и теорию. Каков бы ни был объем данных и наблюдений, теория возникает лишь тогда, когда они творчески осмыслены. Античные предшественники Коперника и Дарвина показали, что одной только теории недостаточно; нужно, чтобы она была подтверждена наблюдениями и предлагала схему новых исследований.

Опубликование «Происхождения видов″ положило начало бурной полемике. После 1859 года из переписки Дарвина становится видно, как широко обсуждалась проблема «обращения» в научный дарвинизм. Многие ученые до самой смерти противились дарвинизму. Другие вели определенную научную работу в этом направлении, но полностью так и не примкнули к дарвинизму. Третьи с энтузиазмом встретили теорию эволюции. Более века обсуждались такие вопросы, как непосредственные механизмы естественного отбора, но 1859 год считается переломным годом в истории человеческого разума.

За десятилетие, прошедшее со времени опубликования «Происхождения видов″, теория эволюции была постепенно принята, хотя с некоторыми аспектами механизма естественного отбора ученые не согласились.

Отношение христианства к эволюции

Большинство богословов римской католической церкви смогло разглядеть в эволюции Божий modus operandi (образ действий). В последнее десятилетие XIX века протестантские богословы трояко отреагировали на учение Дарвина. Больше всего их волновала суть самой теории эволюции, ее соответствие или несоответствие рассказу о сотворении мира из книги Бытия и то, что она говорила о природе человека. Кто-то реагировал мягче, кто-то жестче, но главной мишенью стала теория естественного отбора. Дарвин не утверждал, что других механизмов, кроме механизма естественного отбора, у эволюции нет. Но именно естественный отбор взяли на вооружение самые рьяные натуралисты, чтобы показать ненужность Божьего вмешательства: ведь эволюция сама движется к определенной цели.

1 . Консервативный антидарвинизм.

Приверженцы традиционных христианских взглядов считали, что порядок, царящий в природе, — это один из аргументов в пользу существования Бога. Теперь наука утверждает, что естественный отбор может выполнять функции Бога: вносить порядок в органический мир, причем без чьей-либо помощи. Христиане были уверены, что это не просто вопрос о механизмах действия природных сил, а вопрос о существовании Бога, Его отношении к природе, достоверности Библии и авторитете духовных истин христианства.

2 . Консервативный дарвинизм.

Одна из групп ученых-консерваторов предложила «промежуточную позицию», на которой они твердо стояли, будучи уверены как в библейских истинах, так и в верности теории эволюции. Джеймс Маккош богослов и президент Принстонского университета, выдвинул мысль о том, что библейский и научный взгляды на природу можно примирить, ибо они являются двумя параллельными откровениями. Он считал, что естественный отбор — это лишь один из нескольких механизмов эволюции, который действует в рамках Божьих замыслов.

3 . Либеральный дарвинизм.

Либеральные дарвинисты тоже не сидели без дела и старались перефразировать христианские доктрины, чтобы они лучше соответствовали современности. Они выхолостили всю религиозную суть из Библии, включая и книгу Бытия, представив ее как исторический документ. Либеральные богословы рассматривали Иисуса Христа как одного из многих духовных учителей, считали естество человека хорошим, прогресс неизбежным, а нравственность сутью религии. Некоторые даже постарались сделать теорию эволюции краеугольным камнем своих богословских построений.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>