Генетика: разумный замысел

Не сокрыты были от Тебя кости мои, когда я созидаем был в тайне, образуем был во глубине утробы. Зародыш мой видели очи Твои; в Твоей книге записаны все дни, для меня назначенные, когда ни одного из них еще не было. (Пс. 138:15-16)

От совершенства к упадку

В креационной модели имеется один аспект, на который зачастую не обращают должного внимания, однако он необходим для верного понимания сути дела. Этот аспект — ухудшение некогда совершенного творения. Библия учит, что мир был сотворен совершенным (Быт. 1:31), а смерть и упадок пришли в него из-за грехопадения Адама и Евы (Быт. 3:19); (Рим. 5:12), (Рим. 8:20-22); (1 Кор. 15:21-26).

Как было показано в предыдущей главе про сотворение человека, все ученые интерпретируют факты в соответствии с уже имеющимися у них предположениями. Из той предпосылки, что совершенный мир начал ухудшаться, следует, что мутации — как и следует ожидать от ошибок копирования — уничтожили часть изначальной генетической информации. Многие эволюционисты указывают на предполагаемое несовершенство структур как на «доказательство» эволюции; на самом же деле оно скорее может служить аргументом против совершенства замысла. Но многие якобы несовершенные структуры можно рассматривать также и с точки зрения ухудшения некогда совершенных структур — например, глаза слепых животных, обитающих в пещерах. Однако при этом так и не объясняется, откуда взялось зрение как таковое.

Естественный отбор и эволюция — не одно и то же

Сегодня мы уже знаем, что каждый живой организм содержит в себе программу (набор инструкций, подобный перфоленте или рецепту), которая точно определяет, будет это, к примеру, аллигатор или дерево авокадо. Ну, а для человека эта программа определяет, будут у него голубые или карие глаза, прямые или вьющиеся волосы и так далее. Эта ИНФОРМАЦИЯ записана на длинной молекуле, называемой ДНК.

Живые организмы запрограммированы на передачу этой информации, то есть на изготовление собственных копий. ДНК мужчины копируется и передается через клетки сперматозоидов, а ДНК женщины — через яйцеклетки. Таким образом информация отца и матери копируется и передается следующему поколению. Каждый из нас содержит внутри своих клеток две параллельные длинные «цепочки» информации — одна от матери, другая от отца (представьте бумажную ленту со знаками азбуки Морзе — точно так же и ДНК «читается» сложным механизмом клеток).

Причина, по которой родные братья и сестры не похожи друг на друга, заключается в том, что эта информация по-разному комбинируется. Такая перегруппировка или рекомбинация информации приводит ко множеству вариаций в любой популяции — будь то люди, растения или животные.

Представьте комнату, полную собак — потомков одной и той же пары. Некоторые из них будут выше, некоторые ниже. Но этот нормальный вариативный процесс НЕ ПРИВНОСИТ новой информации — вся информация уже была представлена в исходной паре. Поэтому если собаковод ОТБИРАЕТ собак пониже, сводит их в пары, затем выбирает самую низкую особь из помета — не удивительно, что со временем появляется новый тип собаки — низкорослый. Но при этом не привнесено никакой новой информации. Он просто отобрал собак, которых хотел (тех, что по его мнению наиболее подходили для передачи генов), и отверг остальных.

На самом деле, начиная лишь с низкорослой породы (а не смеси высоких и низких особей), никакие сколь угодно долгие скрещивания и отбор не приведут к появлению высокорослой вариации, поскольку часть «высокорослой″ информации в этой популяции уже будет утрачена.

«Природа» тоже может «выбирать» одних и отвергать других — в определенных условиях внешней среды одни более годны для выживания и передачи информации, чем другие. Естественный отбор может ПРЕДПОЧЕСТЬ одну информацию или привести к уничтожению другой, но он не способен СОЗДАТЬ какую бы то ни было новую информацию.

В теории эволюции роль создания новой информации отводится мутациям — случайным ошибкам, которые происходят при копировании информации. Мы знаем, что такие ошибки происходят и передаются по наследству (потому что новое поколение копирует информацию с поврежденной копии). Это повреждение передается далее, и где-то по пути может произойти новая ошибка, и таким образом мутационные дефекты имеют тенденцию накапливаться. Это явление известно как проблема нарастания мутационной нагрузки, или генетическая перегрузка.

У человека известны тысячи таких генетических дефектов. Они-то и вызывают такие наследственные заболевания, как серповидная клеточная анемия, кистозный фиброз, талассемия, фенилкетонурия… Не удивительно, что случайные изменения чрезвычайно сложного кода могут вызывать заболевания и функциональные нарушения.

Полезные мутации?

Эволюционисты знают, что подавляющее большинство мутаций либо вредны, либо представляют собой бессмысленный генетический «шум». Однако их вероучение требует, чтобы обязательно существовали «восходящие» случайные мутации. На самом же деле, известна лишь крошечная горстка мутаций, которые облегчают организму выживание в данной среде.

Безглазые рыбы в пещерах лучше выживают, потому что не подвержены глазным болезням и/или повреждениям глаз; бескрылые жуки хорошо чувствуют себя на обдуваемых ветром морских скалах, так как они реже сдуваются и тонут.

Но ПОТЕРЯ глаз, ПОТЕРЯ или повреждение информации, необходимой для производства крыльев — это, как ни взгляни, дефект — повреждение функционального узла механизма.

Такие изменения, даже «полезные» с точки зрения выживания, вызывают вопрос — где мы можем увидеть хотя бы один пример настоящего возрастания информации — нового кодирования для новых функций, новых программ, новых полезных структур? Нет смысла искать контраргумент в стойкости насекомых к инсектицидам — почти в каждом случае до того, как человек начал разбрызгивать инсектицид, несколько особей из популяции насекомых уже имели информацию, обеспечивающую сопротивляемость.

Действительно, когда москиты, не способные к сопротивляемости, погибают от ДДТ, а популяция восстанавливается от выживших, то определенное количество информации, носителями которой было умершее большинство, уже отсутствует у выжившего меньшинства и, соответственно, навсегда утрачивается для данной популяции.

Когда мы рассматриваем наследственные изменения, происходящие у живых организмов, мы видим либо неизменную информацию (рекомбинированную различными способами), либо поврежденную или утраченную (мутация, вымирание), но никогда не видим ничего такого, что можно было бы квалифицировать как истинное информационно «восходящее» эволюционное изменение.

Истощение генетической информации

Разве не этого вы ожидали? Теория информации вкупе со здравым смыслом убеждает нас, что когда информация передается (а в этом и заключается воспроизводство), она либо остается неизменной, либо утрачивается. Плюс добавляется бессмысленный «шум». Как в живых, так и в неживых системах настоящая информация никогда не возникает и не увеличивается сама по себе.

Следовательно, когда мы рассматриваем биосферу — все ее живые организмы — в целом, мы видим, что общее количество информации уменьшается со временем по мере последовательного получения новых и новых копий. Соответственно, если проделать обратный путь — из настоящего в прошлое — информация, по всей вероятности, будет возрастать. Поскольку этот обратный процесс невозможно продолжать до бесконечности (не существовало бесконечно сложных организмов, живших бесконечно давно), мы неизбежно приходим к моменту, когда эта сложная информация имела начало.

Сама по себе материя (как утверждает истинная наука, основанная на наблюдении) не порождает такой информации, поэтому единственная альтернатива — что в какой-то момент некий внешний по отношению к системе творящий разум упорядочил материю (как делаете вы, когда записываете предложение) и запрограммировал все изначальные виды растений и животных. Это программирование предков современных нам организмов должно было произойти чудесным или сверхъестественным образом, поскольку законы природы не создают информации Это вполне соответствует утверждению из Книги Бытия о том, что Господь сотворил организмы, чтобы те размножались «по роду их». Например, предполагаемый «род собаки», сотворенный с большим количеством встроенных вариаций (и без изначальных дефектов) мог изменяться путем простой рекомбинации изначальной информации, чтобы породить волка, койота, динго и т.д.

Естественный отбор способен лишь «отбирать и сортировать» эту информацию (но не создавать новую), как мы убедились на примере наших москитов. Различия между потомками и без добавления новой информации (и, следовательно, без эволюции) могут оказаться достаточно большими, чтобы обеспечить им возможность быть названными различными видами.

Способ, которым из популяции дворняг путем искусственного отбора выводят подвиды (породы домашних собак), помогает нам понять это. Каждый подвид несет в себе лишь часть изначального объема информации. Вот почему невозможно вывести дога из чихуа-хуа — необходимой информации в популяции уже нет.

Таким же образом »род слона», возможно, был «разделен» (путем естественного отбора на основе изначально созданной информации) на африканского слона, индийского слона, мамонта и мастодонта (два последних вида уже вымерли).

Очевидно, однако, что этот тип изменений может действовать только в пределах изначальной информации данного рода; этот тип изменения/образования видов никак не ведет к поступательному превращению амебы в дерево авокадо, поскольку он не является информационно «восходящим» — ничего не добавляется. Подобное «истощение» генофонда может быть НАЗВАНО «эволюция», но оно даже отдаленно не напоминает тот тип изменений (с добавлением информации), который обычно имеют в виду, употребляя этот термин.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>